• Собянина выбрали душевнобольные:голосование в Филимонках на выборах мэра в психушке. Кто выбирает депутата в Мосгордуму?
    Мы все уже знаем, что новый мэр Москвы – С.С.Собянин победил в первом туре с результатом 51,37% набранных голосов. И, конечно, многие граждане, подвергают сомнениям, был ли реально набран этот 1,37% голосов, принёсший победу Собянину в первом туре. Мой опыт наблюдения за выборами подсказывает мне: НЕТ! Можно дискутировать на тему того, рационально ли проводить второй тур – ведь эта нагрузка ляжет на бюджет Москвы, а это, по-сути, деньги налогоплательщиков. Однако, мы, сознательные граждане, хотим победы демократии! А по тому, всё должно быть честно! Поэтому, в очередной раз, пишу эту статью, в-первую очередь для тех, чья сознательность еще не проснулась, и кто ещё не понимает какими методами действующая власть удерживает её, и, во-вторую, для нас – сознательных граждан, чтобы пользоваться нижеизложенными аргументами для пробуждения сознания наших сограждан!

    На этот раз судьба закинула меня наблюдателем на закрытый избирательный участок г. Москвы 3355 - Психоневрологический Интернат №5 (далее ПНИ), находящийся в п. Филимонки Новой Москвы. 5 сентября кандидат в местные депутаты поселения «Филимонковское» – Ярослав Шульга, с которым мы знакомы с прошлогодних выборов, предложил быть мне его наблюдателем на этом особенном участке. На УИК 3355 проголосовало 249 пациентов ПНИ за мэра Москвы и муниципальных депутатов поселения «Филимонковское». Честно говоря, до прошлого четверга, я и не предполагала, что люди, лечащиеся в подобных учреждениях, имеют равный голос с абсолютно здравомыслящим человеком...

    Свой рассказ, я хочу начать с обсуждения вопроса о свободе выбора пациентов ПНИ! Свобода выбора этих несчастных людей вообще носит очень сомнительный характер. Во-первых, сам факт того, что они являются пациентами ПНИ, говорит о том, что им дают лекарственные препараты, воздействующие на центральную нервную систему, а это априори лишает их полноценной адекватности. Во-вторых, находясь в этом специальном учреждении, они находятся в условиях ограниченности предоставляемой им информации. У них почти нет доступа к Интернету, а у кандидатов нет доступа на территорию их нахождения для проведения предвыборной агитации (т.к. это закрытый режимный объект). В-третьих, у пациентов ПНИ нет на руках паспортов. Паспорта голосующим выдавали на руки медсёстры прямо на УИК, и забирали сразу после получения ими бюллетеней для голосования, даже ещё до того, как они заполнили этот бюллетень и опустили его в урну. На вопрос: «Почему Вы забираете у людей паспорта?», медперсонал отвечал: «Они сами написали нам заявление о том, чтобы их документы хранились у нас». Учитывая, что паспорта выдавали всем без исключения пациентам (т.е. даже тем, в чьих глазах просматривалась адекватность), подобное заявление неофициально является обязательным для всех пациентов ПНИ. В виду вышеизложенного, пациентов этого ПНИ, я бы скорее назвала заключёнными, фактически не имеющими свободы выбора.

    А теперь результаты голосования заключённых ПНИ. Для голосования за мэра Москвы было выдано 249 бюллетеней. Их результаты распределились следующим образом: Собянин С.С. – 203, испорченных бюллетеней – 21, Дегтерев М.В. – 8, Мельников И.И. – 6, Навальный А.А. – 5, Митрохин С.С. – 4, Левичев Н.В. – 2. Из 249 голосующих, 227 имели постоянную или временную регистрацию в ПНИ, на основании которой им было предоставлено право выбора местных депутатов муниципального округа «Филимонковское». Результаты голосования: Бобылева Л.А. – 144, Гулюкина И.А. – 142, Кондратова Т.И. – 129, Амчеславская Л.С. – 125, Муравъева Н.В. – 112, Гринченко В.В. – 59, Никитин Е.В. – 22, Павленков Ю.В. – 18, Таиров С.А. – 14, Федосов В.В. – 13, Шульга Я.С. – 13, Юсибов Д.Ю. – 12. Для того, чтобы пояснить кто эти 5 женщин, победившие за право обладания муниципальных мандатов, необходимо немного пояснить ситуацию в поселение Филимонковское, чтобы понять политическую подоплёку.

    Поселение Филимонковское является территорией Новой Москвы. В него входят: поселок Радиоцентр, поселок Марьино, поселок Валуево, поселок Филимонки. Т.к. баллотировались в местные депутаты не только победившие барышни, но и другие кандидаты, которые проводили предвыборную работу с населением, есть достаточное количество информации, позволяющее судить о том, что происходит в этом поселении. Кроме того, многое из того, что будет написано ниже, неоднократно освещалось в прессе. Глава поселения – госпожа Тишкина, очень богатая женщина, на нее неоднократно заводили уголовные дела, и необычно быстро закрывали. Продолжательница патриархальных традиций пристроила к себе в администрацию много родственников. На должность Тишкину утверждает совет депутатов, выборы в который и прошли. По итогам прошлых выборов, в совете было 9 однопартийных с ней депутатов из Единой России, и 1 случайно-выбранный депутат от ЛДПР – Гринченко Владимир Владимирович, который вел активную и полезную для местного сообщества деятельность на протяжении 4-х лет, за что и получил 59 голосов от пациентов ПНИ на этот раз. Местная управляющая компания ЖКХ в лице ее директора – тоже в совете. Местные жители часто жалуются на власть, поэтому рейтинг депутатов низкий. Т.к. Единая Россия, сейчас тоже не имеет высокие рейтинги, то депутаты-единороссы к этим выборам стали самовыдвиженцами. В поселении 2 избирательных округа. Поэтому, в этом году, те 5 депутатов, которые в прошлый раз избирались от первого округа – сейчас баллотировались от второго, а другие 5 – наоборот. Понятно, что ставка ставилась на то, что действующих депутатов с низким рейтингом на другом округе знают хуже, и все кандидаты теперь идут как самовыдвиженцы, без намёка на Единую Россию. Я была наблюдателем на том округе, в который входит поселок Валуево и поселок Филимонки. На этом округе почти 2000 избирателей, из которых около 800 – сотрудники ПНИ, а 267 – пациенты ПНИ (249 из них проголосовали). Самое интересное: директор ПНИ Лопаткина – председатель совета депутатов. Из 5 женщин, победивших на этих выборах в муниципальные депутаты все были пятью депутатами прошлого созыва, из них: Бобылева – медсестра ПНИ, Амчеславская – учительница в местной школе, Гулюкина, Муравьева и и Кондратова – руководство другой административной структуры поселения – дома культуры «Марьино». Все эти 5 женщин на прошлых выборах были выдвинуты Единой Россией. Их победа на этих выборах, обеспечит Лопаткиной место председателя совета депутатов, а Тишкиной – место главы поселения. При подобном раскладе, думаю понятно, что агитировать 800 сотрудников ПНИ почти бесполезно, а на закрытый объект – ПНИ посторонним, в том числе и кандидатам, вход запрещён. Вот оно – равенство демократии в действии!

    Сейчас я перейду к подробному описанию того, что и как происходило на УИК 3355. Очередным подтверждением несвободы пациентов ПНИ стал сам процесс организации выборов. Среди 249 голосовавших были пациенты двух мужских отделений, одного женского, около двадцати подопечных Центра социальной реабилитации, и 32 человека, заявивших о потребности голосования по месту пребывания. Все перечисленные категории, кроме последних, голосовали на УИК в порядке, установленном медицинским персоналом ПНИ, т.е. свобода выбора времени прихода на УИК у голосующих не было.
    Первыми голосовали 97 пациентов мужского отделения. Сначала на УИК пришла медсестра отделения и принесла с собой паспорта пациентов. Другая медсестра пришла со списком пациентов, в котором она отмечала тех, кто уже проголосовал. Пациенты выстраивались в очередь прямо за дверью УИК по 10-15 человек одновременно. С УИК медсестра выходила в коридор и называла 2-3 фамилии человек, которым надо зайти следующими. Периодически, пациенту, уходящему с участка после голосования, говорили позвать следующие 5 человек. Через несколько минут эти 5 человек спускались на лифте и выстраивались в очередь. Такая схема применялась и в отношении пациентов других отделений. Пациенты этого отделения оказались самыми вменяемыми. Чем? Будет понятно позже. Когда я стояла в коридоре, и контролировала, чтобы при входе на УИК медицинский персонал не агитировал голосовавших, одна из медсестёр мне сказала: «Эти мужчины идут первыми, потому что они у нас самые активные. Женщины и другие, будут хуже».
    Хочется сказать, что увидев всех голосующих пациентов ПНИ, становится понятным выражение «взгляд, как у сумасшедшего». Глаза, и в правду, зеркало души, и не зря людей с проблемами психики называют душевнобольными. Пациенты ПНИ отличались от обычного человека необычным взглядом, он как будто немного рассеянный в пространстве, и даже потерянный, зачастую кажется, что он смотрит или внутрь себя, или на что-то, что мы не видим. Сложно, конечно, этот взгляд передать словами, но он вполне определяемый при встрече с ним. Из первых 97 пациентов, я от силы в 10 не увидела этой особенности во взгляде. А среди остальных пациентов, это вообще было единичным явлением. Мне сложно рассуждать о причинах такого взгляда. То ли это их психическое состояние? То ли воздействие лекарственных препаратов? Но, вряд ли для этого есть какие-то иные причины.
    Вторыми привели пациенток женского отделения. Тут началось самое интересное. Помимо явно большего помутнения в рассудке, чем у предыдущей группы, оказалось, что около половины из них просто не умеют читать! Вот он – прогресс третьего тысячелетия. Начиная со второй или третьей пациентки, после получения бюллетеней, подходя к кабинке для голосования, она попросила помощи у знакомой ей члена УИК в заполнении бюллетеня. Когда к ней подошла помощница – член УИК, пациентка спросила: «Где ставить галочки?». На что помощница стала ей зачитывать 5 женских фамилий из списка кандидатов в местные депутаты. Конечно, мы – наблюдатели, остановили члена УИК, чем привлекли внимание начальника УИК – госпожи Шмалько Лидии Андреевны. Шмалько, узнав суть нашей претензии, взяла Избирательный кодекс РФ, и зачитала нам статью, в которой говорилось, что помощь избирателю может оказать только другой избиратель. Как оказалось намного позже, Шмалько ввела нас в заблуждение, осветив лишь одну сторону нашего многогранного Закона… Поэтому, медицинский персонал, попросил двух читающих пациенток зачитывать список кандидатов всем остальным нечитающим, и при необходимости оказывать им помощь в заполнении. У некоторых пациенток было настолько сложное состояние, что трясущиеся руки не позволяли самостоятельно заполнить бюллетень. Эти 2 помощницы-пациентки тоже сначала стали зачитывать нужные для их администрации фамилии, т.е. Собянина и 5 женщин. Однако, и их мы остановили и приучили читать нормально. Было еще не понятно, каким образом они прозомбировали умы неразумных людей. Где-то на седьмой голосующей, которая подошла к плакату кандидатов в местные депутаты и сказала: «Я голосую за 5 женщин» всё стало ясно. На плакате из 12-ти кандидатов в местные депутаты оказались 5 нужных администрации женщин и 7 ненужных мужчин. Это же надо было случиться такому совпадению! Чтобы из семи кандидатов от СР, ЛДПР и реальных самовыдвиженцев не оказалось ни одной женщины. Всё оказалось как нельзя просто: умы пациентов-заключённых ПНИ были просто запрограммированы на Собянина и 5 женщин.
    После женщин привели мужчин из ещё одного отделения. Из них уже больше половины не умело читать. Общее состояние также было хуже, часть из них были на колясках или костылях, состояние разума явно было еще хуже, чем у женщин. И все как один, на вопрос помогающего им другого пациента: «За кого ты будешь голосовать?» твердили: «Собянин. 5 женщин». Вроде абсолютно понятно, что больным несчастным людям, которых было жалко до глубины души, просто зомбировали голову, но сделать было ничего не возможно…
    Последними привели около 20-ти подопечных Центра социальной реабилитации. Говоря проще – это бомжи, почти все без ног или с какими-то иными ужасными физическими увечьями. Как оказалось, и для таких людей, на территории ПНИ выделены места для проживания. У них есть временная регистрация на территории ПНИ, мы их все проверили. На основании этой регистрации люди голосовали только за мэра.
    Организованные в строй пациенты-заключённые ПНИ закончили голосовать уже в 13 часов. После чего, одна из руководителей ПНИ позвонила во все 3 голосовавших отделения и попросила написать объяснительную про каждого, кто не пришёл голосовать, но был в списке избирателей. Таких было 18 человек. Для завершения голосования оставалось только обойти 32 пациента, которые не могли самостоятельно прийти на УИК…
    В 15 часов мы пошли на обход последних 32 голосующих в составе двух членов УИК и четырех наблюдателей. Мы обошли 3 отделения: 1 мужское и 2 женских. Отделения носят название «Милосердие» и имеют порядковый номер. В этих отделениях, в-основном живут прикованные к кровати люди, и большинство признаны недееспособными. Большинство, но не все. В мужском отделении проголосовали 11 человек. Половина из них также была прикована к постели, а разум настолько потерян, что они мычали вместо речи, ставили галочки где попало, и имели многие другие особенности о которых не то, что писать, вспоминать не хочется. В большинстве, эти мужчины оказались неподдаваемые даже зомбированию врачами, творили, что хотели. Почти все бюллетени ими были испорчены, некоторые были заполнены с их слов. С женской половиной, составившей 21 пациента, оказалась иная ситуация. Состояния у них были также очень плохие, лежачих не было, но многие были на колясках. Однако, за кого голосовать они знали на зубок. Даже абсолютно слепая бабушка воспроизвела нам и фамилию новоизбранного мэра и 5 женских фамилий на память. Из-за физической несостоятельности, многие женщины не могли ставить галочки сами, поэтому их ставили под их диктовку медсестры. В-общем, обход отделений «Милосердие» зрелище не для слабонервных, и многое увиденное хочется скорее забыть.

    Оставалось дождаться 20 часов, чтобы начать подсчёт голосов. Но, случился один неожиданный для нас поворот. В течение дня голосования, к нам на участок приезжали кандидаты в местные депутаты-мужчины, смотрели и интересовались о том, что происходит у нас на участке. Так в 19 часов приехал Павленков Юрий Викторович и привёз с собой ксерокопию ст.68 ИК города Москвы. Вот что написано в п.11 этой статьи: «Избиратель, не имеющий возможности самостоятельно расписаться в получении бюллетеня или заполнить бюллетень, вправе воспользоваться для этого помощью другого избирателя, не являющегося членом избирательной комиссии, зарегистрированным кандидатом, уполномоченным представителем избирательного объединения, доверенным лицом кандидата, избирательного объединения, наблюдателем. В таком случае избиратель устно извещает избирательную комиссию о своем намерении воспользоваться помощью для заполнения бюллетеня. При этом в соответствующей графе списка избирателей указываются фамилия, имя, отчество, серия и номер паспорта или документа, заменяющего паспорт, лица, оказывающего помощь избирателю». Конечно, понятно, что мы, как наблюдатели, должны были это знать. Однако, избирательная комиссия допустила массовое нарушение в ходе голосования – ни ФИО, ни паспортные данные помощников несостоятельным голосующим нигде не фиксировались! У нас был час, чтобы составить и подать начальнику УИК жалобы об этих нарушениях. Мы написали 4 жалобы и составили 1 акт. Это стало единственной зацепкой для возможности дальнейшего обжалования выборов на УИК 3355.

    Подсчёт голосов прошел без каких-либо особенностей. Копии протоколов выдали на руки всем, кто их просил. На сегодняшний день, следующим необходимым шагом я вижу только один – обращение в суд.

    Конечно, зная всё, что творилось в прошлом году после президентских выборов, рассчитывать на отмену итогов голосования на УИК 3355 не стоит. Однако, останавливаться на этом тоже нельзя. Мы хотим демократии. Тогда, единственный способ её построить – это взять своими руками. Нынешняя политическая власть действует руками государственных и бюджетных служащих, многие из которых работают и действуют рядом с нами. На них давят сверху, пользуясь правами начальников и часто угрожая увольнением. Поэтому, нужно создать ещё большее давление на этих людей со стороны обычных граждан. Когда давление населения окажется выше давления начальства, мы можем сделать вывод о том, какой выбор эти люди будут принимать в каждой конкретной ситуации. Думаю, вряд ли госпоже Шмалько будет приятно ходить в суд, и давать там показания. Вряд ли ей будет приятна в-целом огласка вчерашнего голосования. Поэтому, иск в суд уже готовится юристом, который согласился помочь в этом деле, и эта история будет иметь продолжение…
    Собянина выбрали душевнобольные:голосование в Филимонках на выборах мэра в психушке
    Ответить Подписаться