• Новомучеников и Исповедников российских на бывшем спецобъекте "Коммунарка", храм

    2008.02.10 Престольный праздник в храме Новомучеников и Исповедников российских на бывшем спецобъекте Коммунарка

    Храм Новомучеников и Исповедников российских на бывшем спецобъекте "Коммунарка" - подворье Свято-Екатерининского мужского монастыря расположен на территории Ленинского рйаона Московской области, с 1 июля 2012 г. входит в Новомосквовский округ Москвы.

    На 24-м километре Калужского шоссе находится территория бывшей дачи Г.Г.Ягоды, где в 1937–1941 годах существовал спецобъект НКВД. Здесь хоронили расстрелянных в Москве «врагов народа». Из-за близости совхоза «Коммунарка» территорию с захоронениями стали также называть «Коммунаркой». По мнению сотрудников ФСБ, здесь лежат от 10 до 14 тысяч расстрелянных, но пока известны имена около 4,5 тысячи человек. Дата первого захоронения – 2 сентября 1937 года, последнего – 16 октября 1941 года, когда шли бои с немцами на самых подступах к Москве.


    С середины 40-х годов и до конца 1990-х годов территория спецобъекта «Коммунарка», обнесенная высоким забором с колючей проволокой, строго охранялась.

    В 1993 году Бутовский полигон, а в 1999 и бывшая дача Ягоды были переданы Русской Православной Церкви. «Коммунарка» стала подворьем Свято-Екатерининского мужского монастыря. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выразил надежду, что бывшие спецобъекты станут местом постоянной молитвы и покаяния. Вскоре новое свое подворье посетил с братией епископ Видновский Тихон, настоятель Свято-Екатерининского монастыря. 3 июля 1999 года монахами Екатерининского монастыря был установлен у въездных ворот Поклонный крест; около него оборудовали площадку для совершения поминальных служб.

    В здании, занимаемом когда-то спецслужбами НКВД, решено было оборудовать небольшую домовую церковь. В январе 2000 года был получен антиминс для храма святых Новомучеников и Исповедников российских. 10 апреля 2000 года вышел указ о назначении настоятелем подворья Свято-Екатерининского мужского монастыря иеромонаха Стефана (Макарова). Первая Божественная литургия в домовом храме состоялась в Троицкую родительскую субботу 2000 года. На подворье начались регулярные богослужения.

    В «Коммунарке» начинать было трудно. Люди боялись этих мест, обходили их стороной. В течение нескольких месяцев у домового храма была одна-единственная прихожанка. Жизнь на подворье, расположенном в глубине глухого леса, вдали от селений была нелегкая: ни питьевой воды, ни электричества, то тут, то там протекала крыша. Но не это, конечно, главное. Самое главное заключалось в том, что порой невыносимо было оставаться наедине с этим местом, этой землею. Сердце не выдерживало, нападал какой-то необъяснимый ужас. Хотелось бежать, куда глаза глядят. Но... тысячи расстрелянных людей лежали здесь. Их души взывали о помощи. И вот – не гасли лампады в домовом храме, теплились свечи, неутомимо читалась Псалтирь в память убиенных, во очищение и спасение собственных душ. И постепенно, очень медленно мрак отступал...

    Управляющий Московской епархией Высокопреосвященнейший Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский, благословил строительство храма в честь святых Новомучеников и Исповедников российских. Нашлись покровители и жертвователи, пожелавшие внести посильную лепту в это святое дело. Архитектурный проект храма был утвержден митрополитом Ювеналием.

    Летом 2001 года был заложен фундмент, а всю зиму братия завозила на территорию «Коммунарки» строительные материалы для будущего храма. Возведение стен было начато весной 2002 года. В стенах недостроенного храма 11 августа 2002 года состоялось богослужение – чин освящения на основание храма. Возглавил богослужение епископ Видновский Тихон.

    Незаметно выросли стены церкви и возвели купол; и вот уже состоялось водружение крестов и освящение церковных колоколов.

    В долгожданный и радостный день освящения колоколов Надежда Михайловна Родина, дочь расстрелянного и захороненного здесь М.Н.Родина, выразила общие чувства собравшихся, сказав: «Я ждала этого дня, мечтала о том, когда зазвонят колокола. Наконец-то завеса таинственности и страха, которая висела над этим местом все эти годы, уйдет навсегда, и эта земля станет святой. Я в это верила. Слава Богу, что это наконец-то совершилось, я благодарю Бога, что дожила до этого дня».

    В одноэтажном деревянном доме, занимаемом прежде службами чекистов, проживают насельники подворья и устроена домовая церковь во имя святого Иоанна Предтечи. С момента ее освящения в стенах подворья не прерывается православное богослужение, непрестанно возносится поминальная молитва о душах тысяч убиенных и захороненных рядом людей. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и по милости Божией здесь старанием церковного причта возведен каменный храм и подготовлен проект создания мемориальной Аллеи Памяти. Для строительства храма выбрана большая лесная поляна со спокойным рельефом. Генеральный план разработан с учетом сложившейся структуры застройки подворья. Храм возведен на свободном от леса участке рядом с подъездной дорогой, вблизи монастырских построек – существующих и проектируемых. Главный вход и въезд на территорию со стороны Калужского шоссе. Зона, где во времена НКВД производились массовые захоронения жертв политического террора и где намечено создание мемориала, отделена от храмовой зоны лесным массивом, протяженным прудом и ручьем. Храмовая и мемориальная зоны располагаются в разных концах территории подворья. К общим могилам и местам поминовения ведут по лесу пешеходные тропы. У посетителей мемориального некрополя, где захоронены представители партийной и военной элиты (в большинстве своем это атеисты, а также люди различных вероисповеданий), есть возможность выбора – посещать православный храм, достаточно удаленный от могил их родных и близких, или нет. Храм в честь святых Новомучеников и Исповедников российских рассчитан на 300 человек. В соответствии с канонами православия алтарная его апсида ориентирована на восток

    Рядом с храмом с трех сторон – с западной, южной и северной – запроектирована площадь, которая в случае большого стечения верующих может служить папертью для богослужения под открытым небом. С севера, востока и частично с юга церковный участок ограничен лесным массивом


    Архитектура храма


    Храм выполнен в формах, традиционных для московского церковного зодчества. Основной объем храма имеет распространенную трехчастную осевую композицию, к нему примыкает объем трапезной и с запада композицию замыкает небольшой притвор, над которым устроена звонница. С южной стороны трапезной был запроектирован небольшой придел во имя святого Иоанна Предтечи, в котором размещена крещальная церковь.

    Архитектурное решение здания продиктовано общим желанием не отступать от церковной архитектурной традиции. Сооружена не большая колокольня, а невысокая звонница. В лесу, где деревья являются естественным акустическим усилителем колокольного звона, высота, на которой находятся колокола, может быть небольшой. Звон производится не с земли, по типу псковского, но с крытой площадки, находящейся на уровне колоколов. Асимметричная, простая по форме звонница с арочными проемами для колоколов расположена над западным входом в церковь. Попадают в звонницу из придела по самостоятельной изолированной лестнице, проходящей вдоль северной его стены. Отделка фасадов церкви выполнена по традиционной технологии. В киотных нишах над тремя входами помещены иконы.

    В ходе разработки проекта церкви Новомучеников и Исповедников российских главным архитектором Е.Н.Гуровой была принята концепция создания храма в формах, «традиционных для московского церковного зодчества». При этом высказывалось пожелание, чтобы конструкции перекрытия всех объёмов были бы также традиционными, т. е. сводчатыми. Другим пожеланием являлась «организация единого внутреннего пространства, подчинённого главному объему двухсветного четверика, объединяющего собой трапезную и апсиду». Прототипом четверика мыслился конкретный храм – московская церковь Зачатия Анны (1510 год)

    В рамках осуществления задуманного в числе прочих инженерных вопросов предстояло решить наиважнейший – построение внутреннего объема основного четверика и конструирование крещатого свода.

    По поводу последнего следует отметить, что крещатый свод – конструкция достаточно редкая в русской архитектуре ввиду сравнительной сложности как его формы, так и технологии возведения. Бесстолпные храмы с крещатым сводом строились в относительно узком историческом интервале, занимающем чуть более 150 лет – с конца XV до середины XVII веков. Общее их число и на тот период едва ли насчитывало три десятка, а до наших дней сохранилось не более пятнадцати, в том числе семь из них– в Москве. Для крещатого свода храма в «Коммунарке» принята характерная система перекрёстных арок традиционной параболической формы, пролетом 7,56 метра в направлении север-юг и 7,96 метра в направлении запад–восток.

    Четверик храма своими поперечными стенами опирается на подпружные арки пролётом более 5 метров.

    Односветная трапезная перекрывается лотковым сводом на семи распалубках. Торец этого свода упирается в западную подпружную арку. В восточную арку упирается торец сложного свода апсиды. Придел перекрыт глухим сомкнутым сводом на двух подпружных арках.

    Таким образом, можно сказать, что весь сводчатый интерьер здания сложился как результат логических инженерных построений, учитывающих специфику нагрузок, вид строительного материала и потенциальный режим эксплуатации.

    Всего же конструкции церкви включают в себя до десяти видов различных арок и сводов, технология возведения которых ныне почти утрачена

    Росписи алтаря выполнены в византийском стиле. За горним местом – изображение Спасителя, сидящего на престоле «Великий Архиерей». Нижний пояс представляет собой службу Отцов и Учителей Церкви, среди которых святитель патриарх Тихон; каждый из них держит в руках свиток. В росписях алтаря храма, освященного в честь Новомучеников и Исповедников российских, в котором приносится святая бескровная Жертва, часто изображаются лики «новозакланных агнцев», предстоящих престолу Божию и «наслаждающихся бессмертной трапезы и жизни вечной в Царствии Небесном» (из службы Собору Новомучеников и Исповедников российских). Так, средний пояс представляют священномученики и священноисповедники: протоиерей Михаил Селищенский (Дмитриев), протоиерей Роман Медведь, преподобномученик игумен Иоасаф (Крымзин), протоиерей Константин Голубев, Дамаскин (Цедрик), епископ Стародубский, Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский (автор текста службы Собору Новомучеников и Исповедников российских), Петр (Зверев), архиепископ Воронежский, Фаддей Успенский, архиепископ Тверской, Агафангел (Преображенский), митрополит Ярославский, Вениамин (Казанский), митрополит Петроградский и Гдовский, Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий, Петр (Полянский), митрополит Крутицкий, Серафим (Чичагов), митрополит Ленинградский, Кирилл (Смирнов), митрополит Казанский и Свияжский, Николай (Могилевский), митрополит Алма-Атинский и Казахстанский, Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский и Крымский, Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский, Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, архимандрит Сергий (Сребрянский), иерей Владимир Амбарцумов, протоиереи Ярослав Савицкий, Сергий Мечев. Ряд включает в себя и святых праведных Иоанна Кронштадтского и Алексия Мечева. Вверху свода изображена икона Божией Матери «Знамение». В северной части свода – фрагмент ветхозаветной библейской истории «Принесение Авраамом сына Исаака в жертву». Это событие послужило прообразом новозаветной Великой Голгофской жертвы Единородного Сына Божия Иисуса Христа. На южной части – евангельский сюжет явления воскресшего Спасителя Своим ученикам апостолам Луке и Клеопе. Здесь запечатлен момент, когда Господь открылся не узнавшим Его до сих пор ученикам в преломлении хлеба.

    Верхняя часть алтарной апсиды представляет собой композицию Тайной вечери, на которой Господь преподает Бессмертную Трапезу подходящим к Нему с двух сторон двенадцати апостолам.

    На западной стене над иконостасом помещена композиция с изображением «Престола уготованного», где на дискосе положен Агнец Божий – младенец Христос, и двух ангелов, с обеих сторон воспаряющих над престолом, как бы в напоминание об их невидимом присутствии при совершении Божественной литургии.

    На арке, соединяющей алтарь с четвериком, плеяда русских святителей, которую завершает святой патриарх Тихон.

    На южной и северной стенах, по углам прилежащих к иконостасу, изображение диаконов: новомученика Николая Цветкова и преподобномученика Романа Сладкопевца. С внутренней стороны иконостаса с обеих сторон от Царских врат – две иконы одной композиции «Не рыдай Мене Мати». На одной из них Матерь Божия, обращенная к «уснувшему Плотию» Сыну Своему, изображение Которого находится на иконе к северу от врат.

    Иконостас храма в честь Новомучеников и Исповедников российских выполнен в византийской традиции. Иконы первого ряда обрамлены серебряной басмой. На створках Царских врат изображение в рост святого Архангела Гавриила и Богородицы, принимающей от него радостную весть. Справа от Царских врат – икона Господа Вседержителя, слева – изображение Божией Матери «Семистрельная». На северных и южных вратах иконостаса – святой архидиакон Стефан и архангел Михаил. Все иконы местного ряда выполнены в полный рост. Верхний ряд иконостаса раскрывает события двунадесятых праздников. Над Царскими вратами традиционно помещено изображение Тайной вечери. Вверху иконостаса распятие.

    В конце мая 2007 года начались работы по подготовке стен четверика и трапезной под роспись. Были выполнены эскизы предстоящей росписи и перенесены на стены. Особенность данной росписи заключается в особом светлом колорите фона, на котором размещаются строгие композиции и легкие орнаменты, подчеркивающие архитектонику храма.


    Роспись четверика представляет собой четыре крупных монументальных композиции (высота стен более 10 метров). На восточной стене, над иконостасом, помещено изображение Богородицы с Богомладенцем на Престоле, на фоне Райского сада, в окружении четырех ангелов, держащих свитки с текстом молитвы ко Пресвятой Богородице: «Что Тя наречем, О Благодатное Небо, яко возсияла еси Солнце Правды: рай, яко прозябла еси нетленна: чистую Матерь, яко имела еси на святых Твоих объятиях Сына, всех Бога. Того моли спастися душам нашим».


    Прямую аналогию мы можем видеть на восточной стене Владимирского собора Сретенского монастыря в Москве, в стенописи XVII века. Богоматерь там также помещена среди райской растительности и окружена летящими ангелами со свитками в руках. Частично данная композиция напоминает нам мотивы иконографии «Похвалы Пресвятой Богородицы» Похвальского придела Успенского собора Московского Кремля. Представленный извод отражает символические представления о Божией Матери как Образе Рая Небесного. Белый цвет всегда являлся символом чистоты и святости, то есть относился к видописанию Рая – места вечного блаженства праведников, как и причудливые деревья и растения, напоминающие нам о Древе жизни, растущем посреди Райского сада. В текстах Акафистов Пресвятая Богородица часто уподобляется «одушевленному раю», «чертогу бессмертия», «одушевленному престолу Царя Небесного» (что прямо отражено в композиции восточной стены), «палате небесной, вместившей невместимое небо». Ее именуют «Тайных цветов прекрасным сущим раем». По словам преподобного Иоанна Дамаскина, Богоматерь «ввела человечество в мир бессмертия». На западной стене размещается композиция Распятия с предстоящими и воинами на фоне стены града Иерусалима, также обрамленная рядом изысканных орнаментов.


    Северная и южная стены включают в себя композицию с двенадцатью предстоящими на молитве различными чтимыми святыми и новомучениками, по шести с каждой стороны. Их фигуры помещены в живописные арки, разделенные изящными колонками.


    На северной стене мы видим: преподобного Сергия Радонежского, святителя Игнатия (Брянчанинова), святого Феофана Затворника, преподобного Серафима Саровского, святого праведного Иоанна Крондштадтского и преподобного Амвросия Оптинского. На южной стене: священномученик Владимир, митрополит Киевский, священномученик Петр, митрополит Крутицкий, святой Тихон, патриарх Московский и всея России, святой царь-мученик Николай-страстотерпец. Серафим (Чичагов) и святая преподобномученица великая княгиня Елисавета.


    Пространство трапезной решено в таком же строгом орнаментальном стиле и по своему колориту напоминает росписи галереи Софийского собора в Киеве, с применением всего трех или четырех цветов. На своде трапезной помещено изображение Креста в обрамлении причудливого растительного орнамента с двенадцатью птицами, символизирующего собой виноградную лозу. Подобные изображения крестов часто встречаются на сводах древних пещерных храмов Каппадокии.


    Стены четверика и трапезной храма были раписаны за четыре месяца художниками-иконописцами М.Б.Шабаевым и М.С.Леонтьевым. Ими же была выполнена и храмовая икона «Новомучеников и Исповедников российских». Размер иконы 160х90, множество фигур святых потребовало кропотливой работы. Ее главной особенностью является интересный иконографический извод, несколько отличающий ее от иконы Новомучеников и Исповедников российских, написанной для Храма Христа Спасителя в Москве к прославлению их на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000 года. В иконе храма Новомучеников и Исповедников на бывшем спецобъекте «Коммунарка» место символического образа Храма Христа Спасителя занимает изображение Божией Матери Державной на престоле с предстоящими ангелами. Перед написанием иконы её эскиз был утвержден деканом факультета церковных художеств ПСТГУ протоиереем Александром Салтыковым. В остальном композиционное расположение святых и их состав, цветовое решение практически схоже с юбилейной иконой святых Новомучеников и Исповедников российских из Храма Христа Спасителя. Подобные иконы уже были написаны перед этим, например, известен образ с похожим замыслом, написанный в иконописной школе Московской духовной академии в 2002 году для храма святого Тихона в городе Московском.

    Художественный язык стенописи храма в Коммунарке очень самобытный и сочетает в себе приемы утонченной графики с деликатным колористическим решением, интересно взаимодействуя с ранее осуществленной росписью купола и барабана в византийской традиции.

    В целом ансамбль данных росписей и храмовой иконы можно отнести по приемам к классическому соборному стилю письма московской школы иконописи конца XV–XVI веков.
    Ответить Подписаться